Настоящее и будущее российской оппозиции

Существование «здоровой» оппозиции – один из фундаментальных пластов современной демократии. Будет в корне неверным отрицать её благоприятное воздействие на политическую жизнь страны. Отсутствие критикующего компонента и, конечно же, самой системы сдержек и противовесов привели бы сначала к монополизации власти, а в конечном итоге – к диктатуре. Помимо этого, не забываем и о тесной связи оппозиционеров с народом, благодаря которой непросвещенный и незаинтересованный в вопросах политики гражданин впоследствии самостоятельно втягивается в них.

Безусловно, оппозиция без поддержки народа имеет маломальские шансы как-либо влиять на ход политических решений, потому она должна «сражаться» за его интересы.

Сегодня гражданская активность россиян поутихла. Соответственно, и деятельность оппозиции приобрела скорее пассивный, мертвый характер. Это обусловлено рядом причин, о которых и пойдет речь.

Митинг, демонстрация, шествие – есть средства выражения своей гражданской позиции. Люди, недовольные своим положением и несогласные с действиями правящей партии, прибегают к подобным способам самовыражения и начинают свой протест.

Ещё в 2005 году общероссийское протестное движение стало оформляться в определенную институциональную организацию, что отразилось в способности некоторых движений прийти к координации меж друг другом. Тогда митинги были малочисленными, нацеленными решать узкие проблемы и не содержали под собой политики, но уже были частыми. Таким образом, гражданская активность россиян набирала вес.

В какой-то момент акции протеста стали принимать также политический окрас: оппозиционно настроенные партии в ряде случаев примкнули к организованным гражданами выступлениям. И уже к 2011 году в митингах, бывших прежде стихийными, казуальными, стали проглядываться серьезные претензии к власти.

Действия политической элиты насчет возражений со стороны населения страны носили сумбурный характер. То осуществлению митингов препятствовали (Единая Россия организовывала свой митинг, устраивали строительные работы), не давали согласие на их проведение, либо вовсе разгоняли их, то, наоборот, вели диалог с протестующими и шли на незначительные уступки.

В какой-то степени непреклонность властей подорвала их авторитет и привела к развернувшемуся широкомасштабному движению российской оппозиции в 2011-2013 годах. Главными причинами которого участники шествия назвали многократные нарушения федерального законодательства во время выборов, а также фальсификации их итогов: основной лозунг – «За честные выборы».

На первых порах акции, организованные движениями «Русские» и «Солидарность», снискали одобрение сотен и даже тысяч человек, вышедших сказать свое слово. Но, т.к. согласовать их не удалось, всё завершилось разгоном при участии ОМОНа, взяты под стражу были сотни людей, в числе которых оказались и видные личности – Алексей Навальный, Иван Яшин и др.

В дальнейшем протесты не утихали, а, наоборот, разрастались по всей стране. Попытки общефедеральных СМИ прикрыть «начавшийся пожар», нежелание властей идти на компромиссы, жесткое пресечение мирных митингов полицией и бессмысленные аресты только подогрели толпу. Так, 10 декабря в России прошло 99 митингов. В Москве, на Болотную площадь, в тот день вышло по разным оценкам от 25 до 120 тысяч человек — власть принижает число, организаторы же преувеличивают. По итогам митинга участниками была принята резолюция, содержащая следующие требования: аннулировать результаты выборов в Госдуму и провести перевыборы, отставку председателя ЦИК В.Е. Чурова, освободить всех политзаключенных, внести демократические поправки в законы о партиях и выборах.

Реакцию же правительства РФ на протесты и теперь нельзя будет назвать миролюбивой. Характерными оставались насильственные методы пресечения митингов, причем подвергались разгону именно те акции, которые вызывали наибольшую опасность, а не все подряд. Аресты, разумеется, стали явлением обычным в подобной ситуации: только за декабрь 2011 года задержали свыше 3 тысяч человек – в два раза больше прошлых 9 месяцев вместе взятых. Также увеличилась продолжительность административных арестов, что было вызвано явным желанием выключить из всей «шумихи» наиболее активных.

Подавление протестного движения в России было встречено на Западе резко отрицательно, что прямо отражает принятая 14 декабря резолюция Европейского парламента, где российские власти призывают выполнить требуемые протестующими условия.

Своего пика массовости протестное движение достигло во время февральской акции «За честные выборы», проходившей на Болотной площади. По данным Анатолия Каца, тогда присутствовало 208 тысяч 25 человек. Волна митингов обрушилась в тот день (4 февраля) на 100 городов России и зарубежья.

Одновременно с акцией «За честные выборы» сторонники действующей власти развернули собственный «Антиоранжевый митинг» на Поклонной горе, на который пришли от 50 до 138 тысяч человек. По словам организаторов, целью было поддержать В.В. Путина, а также выразить несогласие с назревающий революцией. Позже некоторые участники заявили, что были вынуждены участвовать под нажимом администрации.

Следующим всплеском активности стала акция «Народный марш», прошедшая 6 мая. Она была нацелена против инаугурации Владимира Путина. Тогда из-за отступления властей от намеченного плана проведения шествия произошел конфликт между полицией и участниками движения. Протестующим преградили дорогу на подходе к Болотной площади, тогда Алексеем Навальным было объявлено о «сидячей забастовке». Но некоторые «смельчаки» решили прорваться, тем самым вызвав отпор со стороны стражей порядка. В конце концов акция была разогнана, а задержанию подверглось от 436 до 650 участников.

По поводу адекватности действий правоохранительных органов сразу вспыхнул скандал. В то время как Пресс-секретарь Дмитрий Песков высказался о том, что полиции надо было действовать жестче, КПРФ и СП подавали иски касательно превышения должностных обязанностей сотрудниками полиции. Страны Европы, внимательно следившие за развернувшимися событиями в России и с первых дней протестного движения вставших на сторону митингующих, проведя собственное расследование, признали действия стражей правопорядка неправоверными, и указали на то, как действующая верхушка РФ просто-напросто пытается глушить зачатки российской демократии.

Вообще, «Народный марш» в некотором отношении поставил точку в протестном движении России, потому как именно он в будущем повлек за собой кардинальные меры со стороны государства. Так, после, протестное движение трансформировалось в бессрочные народные гуляния: «ОккупайАбай», «Контрольная прогулка» и другие подобные акции. Это был взлет, новый уровень российского протеста. Однако, данный этап не имел шансы на дальнейшее развитие по тем причинам, что механизм, запущенный 6 мая, уже был не остановим.

8 июня в Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» (от 19.06.2004 года) были внесены поправки, касающиеся ответственности митингующих. Кроме этого, изменения должны были коснуться и деятельности НКО, которые, однако, не были приняты думским большинством. Инициатором данных законопроектов выступил депутат Госдумы от Единой России Александр Сидякин – ярый поклонник стабильности и безопасности.

Итак, подробнее рассмотрим, что именно изменилось. Во-первых, штрафы для физических лиц за нарушения правил проведения митинга, а также за причинение ущерба материальным объектам выросли просто колоссально и колеблются в пределах 20 – 300 тыс. р. – обычный гражданин, сломавший, например, лавочку во время проведения митинга, вынужден будет оплатить штраф в размере 100 тысяч. р. Юридические же лица несут большую ответственность – их штраф может достигать суммы в миллион рублей за те же правонарушения. Помимо прочего, организаторы, уже судимые по делу о митингах, больше права на его организацию не имеют. Причем, исходя из статьи, следует понимать, что организатором суд может при случае назвать любого активиста, как-либо руководящего процессами митинга.

Вышеперечисленные ужесточения свели на нет протестное движение, цели которого так и не были достигнуты. Оно попросту не смогло ничего противопоставить новому, более беспринципному законодательству о митингах. Государство перекрыло пути к эволюции гражданского сознания, ослабив политические свободы во имя якобы общественной безопасности.

На возмущения СП и КПРФ Владимир Путин заявил, что российское законодательство о митингах ничуть не жестче, чем у Европейских стран. Радио «Свобода» взяло интервью у немецкого юриста Михаэля Краузе. Коротко перечислим все наиболее значимые отличия. Во-первых, спрашивать разрешение на проведение митинга в Германии не требуется, надо только осведомить об предстоящей акции и согласовать маршрут шествия. Во-вторых, размеры штрафа за нарушения в проведении митинга в Германии хоть и выше российских, они соответствуют финансовому положению нарушителю. Наконец, в-третьих, гуляния в России после внесения поправок попали под классификацию правонарушений, тогда как в немецкие законы не предполагают какой-либо ответственности за это.

Сегодня однозначно нельзя говорить, что российская гражданственность ушла в забвение, и все-таки она сильно просела. Обратимся к итогам недавно проходившего опроса ВЦИОМ о доверии граждан к политикам их страны, видим следующую картину: Президенту В. Путину доверяют свыше 50% респондентов, тогда как не доверяют лишь 1%. Если же говорить об оппозиционерах, то им скорее поддержки не оказывают – например, индекс доверия Алексея Навального составил 0. А по итогам опроса аналитического центра Левада выясняется, что о видных деятелях оппозиции большинство граждан России не слышало вовсе.

Таким образом, существующий режим в России находится в относительной безопасности. И, пока оппозиция не оказывала особого сопротивления, заметим, что государство проводит либерализацию законодательства в отношении митингов. Так, инициатива Москальковой об отмене статьи о митингах, по которой был осуждён Ильдар Дадин, будет рассмотрена, — сообщил Пресс-секретарь Дмитрий Песков. Сам Ильдар уже оправдан судом. И, как полагают, вполне возможно, что статью в конце концов действительно упразднят, если протесты и дальше будут являть собой отголоски прошлого.

Так или иначе, время покажет, насколько удачно или неудачно будет складываться российская оппозиция. Но невозможно оставить без внимания недавно проведенное исследование ФБК по поводу денежного состояния премьер-министра Дмитрия Медведева, результаты которого вызвали широкий диссонанс в обществе. КПРФ так же запросил МВД и другие спецслужбы проверить подлинность указанных обвинений. Но Кремль пока не торопится дать официальный ответ на столь провокационное заявление. Лидер организации ФБК Алексей Навальный, курировавший данное исследование, за отсутствием ответов, призвал 26 марта выйти на мирные митинги по всем городам России, чтобы добиться реакции от государства.

Сложно прогнозировать, что будет 26 марта и во что это выльется, потому остается только ждать и внимательно следить за происходящим.