Наши в Азии

После развала СССР “союзные республики” встали перед историческим выбором, который должен был определить вектор развития новых государств, получивших независимость от Москвы. Определялся он, в первую очередь, дистанцированием или же укреплением исторически-сложившихся связей с Россией. Страны Балтии вместе с Грузией выбрали первый путь, Александр Лукашенко решил, что для его страны наиболее оптимальным будет следовать поговорке о ласковом теленке, что же касается именно укрепления и развития исторических связей с Россией, то сегодня мы можем говорить, по большей части, только о Казахстане — во всяком случае руководство нашей страны, которому вторят отечественные СМИ, делает всё для этого. Даже впервые в истории провели два совместных форума с казахстанскими партнерами в Астане 4 октября, в которых приняли участие Владимир Путин с Нурсултаном Назарбаевым и более 900 предпринимателей и представителей властных структур, в том числе главы приграничных субъектов двух стран. Обсуждали совместную работу по организации нового “Великого шелкового пути”, который должен соединить через наши страны промышленные мощности и товары из Китая с европейскими потребителями, а также проблему “инфраструктурных ограничений”, которая не позволяет сократить сроки перемещения по нему товаров. К решению этой проблемы необходимо подключать региональные власти приграничных областей и бизнес, которые совместно должны заняться строительством и модернизацией сети автомобильных и железных дорог, а также унификацией правил перевозок и оказания логистических услуг. Реализация этих проектов позволит расширить потенциал унаследованного со времен единого государства “сухопутного моста”, а российским компаниям занять лидирующие положения в транзитной отрасли как в рамках ЕАС, так и на мировом рынке.

И заниматься этим нужно уже сейчас, пока транспортно-логистический рынок Средней Азии только набирает свои обороты, дружественное нам государство ставит в приоритет сотрудничество именно с российским бизнесом, а китайские партнеры, хоть и готовы подхватить данное начинание, пока наблюдают за происходящим со стороны. Главное сейчас не упустить момент и не отдать свой традиционный рынок конкурентам, как это случилось с нефтяным сектором “братской” страны, где доля американских, европейских и китайских компаний превышает сейчас 60% (российских — чуть больше 8%). Конечно, не нужно оголтело развивать инфраструктуру соседнего государства, забывая о своих собственных проблемных местах и ставить интересы сегодняшних союзников выше своих. Не нужно повторять ошибки, допущенные в отношениях с Белоруссией и Украиной, в которые были влиты миллиарды долларов в виде субсидий, дотаций, невозвратных кредитов или скидок на топливо. В то же время не нужно вдаваться в крайности, как это делают в Китае, где если кому-то и помогают (на возмездной основе конечно же), то на условиях 100%-го участия компаний Поднебесной в реализации зарубежных проектов, не допускающих присутствия местных предпринимателей в их осуществлении). Нужно развивать именно партнерские отношения, в которых будут учтены интересы всех сторон в равной степени. Да, экономика Казахстана в сравнение не идет Российской и поэтому от нас традиционно ожидают большего участия в совместных проектах, в том числе в новом “Великом шелковом пути”. Но не надо забывать, что экономика Казахстана уже сейчас вышла на второе место среди стран СНГ и первое в Центральной Азии. Так может на равных “вложимся” в этот проект и на равных будем получать с него прибыль?

Близость стран и протяженная граница дает толчок не только развитию межгосударственного партнерства в рамках наиболее громких проектов Таможенного и Евразийского Союза, но и межрегиональному сотрудничеству. О нем и шла речь в Астане 4 октября 2016 на двустороннем бизнес-форуме, сопряженном с форумом межрегионального сотрудничества, в котором приняли участие более 900 предпринимателей и представителей властных структур, в том числе главы приграничных субъектов двух стран.

В рамках форумов вырабатывалась единая позиция по совместной работе наших стран, направленной на организацию нового “Великого шелкового пути”, который должен соединить промышленные мощности и товары из Китая с европейскими потребителями.

Россия и Казахстан для претворения этого проекта в жизнь имеют все предпосылки, а также обладают определенными преимуществами перед странами, также претендующими на “свой кусок” в транзите китайских товаров. Выгодное географическое положение, единая таможенная граница и разветвленную сеть автомобильных и железнодорожных дорог, унаследованная от когда-то единого государства, — пока еще позволяет нам занимать лидирующее положение в “транзитном вопросе”. Однако сроки доставки грузов, которые хоть и на порядок меньше морских, все еще далеки от требуемых. Их сокращение возможно, если будут решены транспортно-логистические проблемы, из-за которых в приграничных пунктах вынужденно простаивают товары.

Снятием этих “инфраструктурных ограничений” и должен заняться бизнес совместно с региональными властями. Строительство и модернизация транспортной инфраструктуры, унификация правил перевозок и оказания логистических услуг — те направления, которые позволит расширить потенциал существующего “сухопутного моста” и дать новый импульс развитию совместных бизнес-проектов наших стран, которые, по большей части, сейчас сводятся к сотрудничеству в энергетическом секторе. Причем делать это нужно уже сейчас, пока “большой азиатский брат” не вмешался в этот процесс и не предложил нашим казахстанским партнерам свою помощь.

Что же касается перспектив, то успешное решение “инфраструктурных” задач позволит российским компаниям занять лидирующие положения как в транзитной отрасли в рамках ЕАС, так и на мировом рынке, а в отношении с Казахстаном, закрепиться в экономике страны и не допустить господства американских или китайских компаний, как это уже произошло в энергетическом секторе, где сейчас доля американских, европейских и китайских компаний превышает 60%.